Bahá'í Library Online
. . . .
.
>>   Bahá'í Writings Books
> add tags

Китаб-и-Иган:
Книга Несомненности

by Бахаулла

start page single page chapter 2 next chapter

Chapter 1


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Во Имя Господа Нашего Превознесенного, Всевышнего
1. Никто не достигнет брегов океана истинного понимания, если не отрешится от всего сущего на небесах и на земле. Освятите ваши души, о обитатели земли, дабы достичь того положения, кое Господь предназначил вам, и сим войти в скинию, что, по заповедям Провидения, воздвигнута в небесах Байана.
2. Суть сих слов такова: те, что ступили на путь веры и жаждут вина убежденности, должны очистить себя от всего земного: уши свои — от праздных речей, разум свой — от досужих мечтаний, сердца свои — от мирских привязанностей, очи свои — от того, что бренно. Им следует уповать на Бога и, крепко держась Его, следовать Его стезей. Тогда удостоятся они сияющей славы, что исходит от солнца Божественного знания и разумения, и приобщатся благодати бесконечной и незримой; ибо человек не может надеяться, что когда-либо придет к постижению Всеславного, изопьет из потока Божественного знания и мудрости, вступит в обитель бессмертия и вкусит от чаши Божественной близости и благоволения, доколе не перестанет почитать слова и дела смертных людей мерилом истинного понимания и основой признания Бога и Его Пророков.
3. Поразмысли о прошедшем. Сколь много людей высокого и низкого звания во все времена страстно ожидали пришествия Богоявлений, предстающих в освященных личностях Избранников Божиих. Сколь часто уповали они на Его приход, сколь прилежно молились они, дабы повеяло дуновение Божественной милости и обетованная Красота выступила из-за скрывающей ее завесы и явила Себя всему миру. Но всякий раз, когда открывались врата милосердия, когда облака Божественного благоволения изливались дождем на человечество и свет Незримого вставал над окоемом небесной мощи, все они отвергали Его и отвращались от лика Его — лика Самого Бога. Дабы удостовериться в истинности сего, обратитесь к тому, что засвидетельствовано во всякой Священной Книге.
4. Задумайся на миг и поразмысли о причинах сего отрицания со стороны тех, кто искал столь истово и страстно. Нападки их были куда более яростными, чем уста в силах выразить или перо —описать. Не было ни единого Явления Святости, Чьим уделом не стало бы отрицание, отвержение и ожесточенное противление тех, что окружали Его. Посему было открыто: «О горе для людей! Не приходил к ним ни один Посланник, над коим бы они не издевались».1 И вновь говорит Он: «Всякий народ замышлял против своего Посланника, дабы схватить его, и препирались пустыми словами, дабы сокрушить истину».2
5. Сообразно сему, слова, исходящие от источника власти и ниспосланные с небес славы, неисчислимы и непостижимы для обыденного разумения человека. Для наделенных же истинным пониманием и прозрением будет, без сомнения, довольно Суры «Худ».  Поразмысли немного в сердце своем о сих священных словах и с полной отрешенностью старайся постичь их значение. Вглядись в удивительные деяния Пророков и припомни клеветы и отвержения, изреченные детьми отрицания и лжи, да побудишь птицу сердца человеческого направить полет свой из обителей небрежения и сомнений к гнезду веры и убежденности, и изопьешь из глубины чистых вод предвечной мудрости, и вкусишь от плода с древа Божественного знания. Такова доля, кою обретает чистый сердцем от хлеба, ниспосылаемого из обители вечности и святости.
6. Если узнаешь ты об унижениях, что обрушились на Пророков Божиих, и постигнешь истинные причины возражений, высказанных Их угнетателями, то, несомненно, уразумеешь значимость Их положения. И более того: чем глубже вникнешь ты в опровержения тех, что ополчились на Явления Божественных качеств, тем крепче станет твоя вера в Дело Божие. Посему в Скрижали сей будут кратко упомянуты различные истории о Пророках Божиих, дабы обнаружить ту истину, что во все эпохи и столетия Явления силы и славы были подвергнуты столь вопиющей жестокости, что ни одно перо не осмелится описать ее. Быть может, сие позволит хотя бы немногим не впасть в смятение среди воплей и противления богословов и глупцов века сего и укрепит их веру и убежденность.
7. Среди Пророков был Ной. Девять с половиной веков молитвенно увещевал Он народ Свой и звал его в пристанище покоя и мира. Никто, однако, не внял Его призыву. Его благословенную особу каждодневно истязали и мучили так, что не верилось, что Он выживет. Сколь часто они отвергали Его, сколь злобные намеки они бросали Ему в лицо! Посему было открыто: «И всякий раз, как Его соплеменники проходили мимо Него, они издевались над Ним. Он сказал: “Хотя вы издеваетесь над нами ныне, но мы будем издеваться над вами потом, как вы издеваетесь. В конце вы узнаете.”»1 Много позднее Он не раз обещал Своим последователям грядущее торжество и возвещал час его. Но когда назначенный час наступал, Божественное обетование не исполнялось. Посему иные из малого числа Его приверженцев отвратились от Него, и о том свидетельствуют записи в самых известных книгах. Ты, несомненно, читал их; если нет, то непременно прочтешь. Наконец, по свидетельству книг и преданий, с Ним осталось лишь сорок или семьдесят два из числа Его приверженцев. И тогда вскричал Он громогласно из самых глубин Своего существа: «Господи! Не оставь на земле ни одного обитателя из неверных».1
8. А теперь рассуди и поразмысли немного о заблуждении сих людей. В чем крылась причина их столь сильного неприятия и отчуждения? Почему отказались они совлечь с себя платье отрицания и украситься одеждами приятия? Более того, почему Божественное обетование не исполнялось, что побуждало взыскующих отвергнуть уже принятое ими? Размысли глубоко, да откроется тебе таинство явлений незримых, да вдохнешь ты сладость духовных и нетленных благовоний и да признаешь ты истину, что от века и во веки веков Всемогущий испытывал и будет испытывать слуг Своих, дабы свет отличен был от тьмы, истина — от лжи, праведное — от неправедного, водительство — от заблуждения, счастие — от горя и розы —от терниев. Подобно тому, как открыл Он: «Разве полагают люди, что их оставят и не подвергнут испытанию, если они скажут: “Мы уверовали?”».2
9. После Ноя воссиял над небосклоном творения свет от лика Пророка Худа. Целых семь столетий, по словам людей, увещевал Он народ обратить лица свои и приблизиться к Ризвану Божественного присутствия. Какие только ливни невзгод ни изливались на Него, пока, наконец, Его мольбы не принесли плода еще большей непокорности, а Его непрестанные тщания не привели к упрямой слепоте Его народа. «А неверие неверующих только увеличит для них их собственные муки.»1
10. После Него из Ризвана Предвечного и Незримого явился святой человек Салих, вновь позвавший людей к реке вечной жизни. Более столетия призывал Он их крепко держаться заповедей Божиих и отвергать запретное. Но увещания Его не принесли плода, и мольбы Его остались втуне. Несколько раз удалялся Он от мира и жил в уединении. А ведь сия вечная Красота призывал людей лишь ко граду Божиему. Как было открыто: «И к самудянам — брата их Салиха. Он сказал: “О народ мой! Поклоняйтесь Богу, нет для вас Бога иного, кроме Него...” Они же сказали: “О Салих! На тебя мы возлагали надежды наши доныне; ужели запрещаешь ты нам поклоняться тому, чему поклонялись отцы наши? Мы — в сомнении сильном о том, к чему ты нас призываешь.”»2 Все оказалось тщетным, и в конце поднялся великий вопль, и все вверглись в погибель вечную.
11. Позднее красота лика Друга Божиего1 явилась из-за завесы, и был водружен новый стяг Божественного водительства. Он призвал народы земли к свету праведности. Чем ревностней Он увещевал их, тем яростней распалялись зависть и своенравие людей, кроме тех, кто отрешился ото всего, кроме Бога, и воспарил на крылах убежденности к вершине, вознесенной Богом превыше разумения людского. Доподлинно известно, какие полчища неприятелей осаждали Его, доколе не разожгли против Него пламени зависти и мятежа. А после истории с огнем Он, светильник Божий среди людей, был, как свидетельствуют книги и летописи, изгнан из града Своего.
12. Когда же завершился день Его, пришел черед Моисея. Вооруженный посохом небесного владычества, украшенный белой дланью Божественного знания, сошедший с высот Парана Божией любви, владеющий змием власти и нескончаемого величия, Он воссиял над миром со светозарного Синая. Он призывал все народы и племена земли к царству вечности и побуждал их вкусить плода древа верности. Вам, несомненно, ведомо, сколь рьяно противились сему фараон и его народ и как руки неверных бросали камни тщетных измышлений в сие священное Древо. Столь рьяно, что в конце концов поднялись они и приложили все силы, дабы загасить водами лжи и отрицания огонь сего священного Древа, не ведая той истины, что никакой земной воде не затушить пламя Божией мудрости и смертному вихрю не дано задуть светильник вечного владычества. Напротив, воды сии лишь разжигают пламень, и вихри сии лишь охраняют светильник, когда бы взирали вы проницательным оком и ступали по стезе святой воли Божией и Его благоволения. Сколь справедливо заметил верующий из рода фараонова, притчу о коем приводит Всеславный в Книге Своей, открытой Возлюбленному Его: «И сказал человек верующий из рода фараонова, который скрывал свою веру: “Ужели убьете вы человека за то, что он говорит: “Господь мой — Бог!”— и пришел к вам с ясными знамениями от вашего Господа? Если он лжец, то на него обратится ложь его; если он правдив, то вас постигнет одно из бедствий, коими грозит он вам. Поистине, Бог не ведет тех, кто преступает и лжет!”»1. Однако столь велика была неправедность их, что и тот верующий был предан позорной смерти. «Проклятие Божие да падет на угнетателей.»2
13. А теперь поразмысли о сем. В чем крылась причина подобных распрей и столкновений? Почему приход всякого истинного Богоявления сопровождался такими раздорами и мятежами, такой тиранией и смутой? И все это вопреки тому, что каждый Пророк Божий, когда бы ни был Он явлен народам мира, непременно предрекал пришествие иного Пророка после Себя и указывал знамения, что возвестят грядущий Завет. О том свидетельствуют все священные книги. Так почему же тогда, несмотря на ожидания людей, чающих Явлений Святости, и несмотря на знамения, записанные в священных книгах, подобные злодеяния, притеснения и жестокости чинятся во всяком веке и временном круге против каждого Пророка и каждого Избранника Божиего? Подобно тому, как открыл Он: «Всякий раз, как к вам приходит Посланник с тем, чего ваши души не желают, вы надмеваетесь, объявляя одних самозванцами и убивая других».1
14. Рассуди, в чем причина таковых деяний? Что могло вызвать подобное поведение в отношении Явлений красоты Преславного? То же самое, что во дни минувшие побуждало людей к отрицанию и противостоянию, породило и извращенность людей века нынешнего. Утверждать же, что свидетельство Провидения было неполным и что сие стало причиной отрицания со стороны людей, есть не что иное, как откровенное богохульство. Сколь чуждо сие милости Всеблагого, Его любящему Промыслу и сострадательному милосердию — избрать среди всех людей единственную душу, предназначенную для водительства сотворенных Им, и, не наделив Ее полной мерой Своего Божественного свидетельства, тем не менее сурово карать Его народ за то, что тот отвернулся от Избранника Божиего! Напротив, многообразные щедроты, исходящие от Господа всего сущего, во все времена охватывали, через Явления Его Божественной Сути, всю землю и всех ее обитателей. Ни на миг не иссякала милость Его, и потоки благоволения Его никогда не переставали изливаться на человечество. Отсюда следует, что подобные деяния объясняются лишь скудоумием тех душ, что блуждают в долине надменности и гордыни, скитаются в пустынях отдаления, ходят путями праздного мечтания и повинуются указаниям вождей своей веры. Их главная забота — противоречить, их единственное желание — пренебречь истиной. Очевидно и явно для любого, чей взгляд проницателен, что если б люди сии во дни каждого из Явлений Солнца Истины освятили глаза, уши и сердца свои, очистив их от всего, что видели, слышали и чувствовали, то, без сомнения, не лишились бы они лицезрения красоты Божией и не блуждали бы вдали от обители славы. Но взвесив свидетельство Божие на весах собственного знания, составленного из обрывков учений своих духовных наставников, и обнаружив, что оно не сходится с их ограниченным разумением, они и поднялись на свершение столь недостойных деяний.
15. Вожди веры во все времена препятствовали своим народам в достижении берегов вечного спасения, ибо крепко удерживали в своих руках бразды правления. Одни из-за страсти к верховенству, иные — по недостатку знания и понимания становились причиной того, что народ их оказывался обделенным. С их ведома и по их велению всякий Пророк Божий испил из жертвенной чаши и вознесся к высотам славы. Какие несказанные жестокости обрушили те, что восседают на престолах власти и учености, на истинных Царей мира, сих Самоцветов Божественной добродетели! Удовольствовавшись бренным господством, лишили они себя нетленного владычества. Посему очей их не коснулся свет от лика Возлюбленного, а ушей их не достигли сладкие напевы Птицы Упования. Посему во всех священных книгах упомянуты богословы своего века. Так говорит Он: «О люди Писания! Отчего не поверили вы знамениям Бога, коим сами же были свидетелями?»1. И еще сказал Он: «О люди Писания! Почему облекаете вы истину ложью? Зачем умышленно скрываете истину?»2. И вновь говорит Он: «Скажи: “О люди Писания! Почему вы отвращаете верующих от пути Божиего?”»3. Несомненно, что под «людьми Писания», кои отвращали своих собратьев от прямой стези Божией, подразумеваются именно богословы того века, чьи имена и нравы раскрыты в священных книгах и упомянуты в приведенных в них стихах и преданиях, если воззрите вы на сие оком Божиим.
16. Твердым и пристальным взором, рожденным от непогрешимого Божиего ока, огляди небосклон Божественного знания и вдумайся в слова совершенства, явленные Вечным, дабы тебе, быть может, открылись таинства Божественной мудрости, доныне сокрытые за завесою славы и хранимые в скинии Его благодати. Неприятие и возражения со стороны сих вождей веры вызваны были по большей части скудостью их знаний и понимания. Никогда не постигали они и не охватывали разумом речений Явителей красоты единого Бога истинного, изъяснявших знамения, кои возвестят приход Богоявления. Посему поднимали они стяги мятежа и возбуждали злобу и смуту. Ясно и очевидно: истинный смысл речей Птиц Вечности открыт лишь для тех, в ком явлено Вечное Существо, и напевы Соловья Святости доносятся лишь до слуха пребывающих в бессмертной обители. Египтянин тиранства вовек не вкусит от чаши, кою устами своими коснулся израильтянин из колен справедливости, а Фараон неверия никогда не признает десницу Моисея истины. По реченному Им: «Толкования сего не ведает никто, кроме Бога и тех, кто тверд в знаниях».1 И вопреки сему, они испрашивали толкования сей Книги у тех, что окутаны пеленой, отказываясь искать просвещения у источника знания.
17. А когда завершились дни Моисея и свет Иисуса, воссиявший от Утренней Зари Духа, объял мир, все колена Израилевы восстали против Него. Они возопили, что Тот, Чье пришествие предвещалось Библией, должен распространить и исполнить законы Моисея, тогда как юный Назаретянин, утверждавший, что Он и есть Божественный Мессия, отменил законы о разводе и о дне субботнем —весомейшие из всех законов Моисея. Что же тогда говорить о знамениях грядущего Богоявления? Сии колена Израилевы и поныне ожидают Богоявления, кое предсказано в Библии! Сколь много Явлений Святости, сколь много Явителей вечного света приходило со времен Моисея, а Израиль, окутанный плотными покровами сатанинских мечтаний и ложных воззрений, все еще ждет пришествия сотворенного им самим идола, что предстанет со знамениями, кои он сам измыслил! Так покарал их Бог за грехи, истребил в них дух веры и обрек на муки в адском пламени. И сие —по той лишь причине, что отказался Израиль постичь смысл речений, кои явлены в Библии относительно знамений грядущего Откровения. Поскольку Израиль никогда не разумел их истинного значения, а для внешнего ока события сии никогда не происходили, он так и не смог распознать благолепие Иисуса и узреть лик Божий. И они все еще ожидают Его пришествия! С незапамятных времен и до сего дня все племена и народы земли держались подобных причудливых и недостойных воззрений и тем лишали себя светлых вод, струящихся из источников чистоты и святости.
18. Раскрывая таинства сии, Мы уже приводили в Наших прежних Скрижалях к другу, изложенных напевным языком Хиджаза, некоторые из стихов, ниспосланных Пророкам былого. Ныне, в ответ на вашу просьбу, Мы вновь приведем на сих страницах те же самые стихи, явленные теперь на чудесном наречии Ирака, дабы те, что томимы жаждой в пустынях отдаленности, могли достичь океана Божиего присутствия и те, что страждут в дебрях разлуки, нашли бы путь к обители вечного воссоединения. Да рассеется сим марево заблуждений, да воссияет лучезарный свет Божественного водительства над небосклоном сердец человеческих. На Бога Мы уповаем, и к Нему взываем Мы о помощи — да изольется с сего пера то, что оживит души человеческие, дабы восстали все они с одра небрежения и вняли шелесту райской листвы от древа, кое по соизволению Божиему посажено в Ризване Всеславного десницей Божественной власти.
19. Для наделенных разумением ясно и очевидно, что когда огонь любви Иисуса спалил завесы иудейской ограниченности и власть Его обнаружилась и частично восторжествовала, Он — Явитель незримой Красоты, обращаясь однажды к ученикам Своим, предрек уход Свой и, возжигая в их сердцах огонь утраты, сказал им: «Я ухожу и снова вернусь к вам». И в другом месте Он произнес: «Я ухожу, и грядет другой, Кто поведает вам обо всем, о чем Я умолчал, и исполнит все реченное Мною». В обоих речениях заключен единый смысл, если с Божественной проницательностью поразмыслишь ты о Явлениях Единства Божиего.
20. Всякий, кто прозорлив, признает, что в Откровении Корана подтверждены и книга Иисуса, и Дело Его. Что же до имен, то Сам Мухаммад объявил: «Я есмь Иисус». Он признал истинность знамений, пророчеств и слов Иисуса и засвидетельствовал, что все они суть от Бога. В этом смысле ни личность Иисуса, ни писания Его не отличаются от личности Мухаммада и Его священной Книги, поскольку оба ратовали за Дело Божие, возносили Ему хвалу и открывали Его заповеди. Вот почему Сам Иисус объявил: «Я ухожу и снова вернусь к вам». Представь себе солнце. Когда бы ныне сказало оно: «Я есмь солнце минувшего дня», оно изрекло бы истину. А если б, памятуя о последовательности времен, оно назвалось бы иным, нежели ту, солнцем, оно все равно рекло бы истину. Подобным же образом, если сказать, что все дни суть один и тот же день, сие будет правильно и справедливо. Если же принять во внимание их различные имена и обозначения и утверждать, что они отличаются друг от друга, сие тоже будет верно. Ибо хотя они и суть одно и то же, каждый имеет отдельное обозначение, особый признак, определенное качество. Подобным же образом представь себе отличие, разнообразие и единство многочисленных Явлений святости, да постигнешь намеки Создателя всех имен и качеств относительно тайны различий и единства и найдешь ответ на свой вопрос о том, почему сия непреходящая Красота обозначает Себя в разные времена различными именами и званиями.
21. Впоследствии спутники и ученики Иисуса спрашивали Его о знаках, предвещающих Его новое пришествие. «Когда же,— вопрошали они,—произойдет сие?» Несколько раз задавали они сей вопрос несравненной Красоте, и всякий раз Он отвечал им и утверждал особое знамение для возвещения обетованного Завета. О том свидетельствуют слова Евангелия.
22. Сей Гонимый приведет лишь одно доказательство, и сим одарит человечество во имя Бога теми благами, что доселе сокрыты были в сокровищнице заповедного и священного Древа, дабы смертные не лишились своей доли от бессмертного плода, дабы удостоились они капли от потока вечной жизни, что изливается из Багдада, «Обители Мира», на весь род людской. Мы не ищем ни благодарности, ни награды. «Мы ведь питаем души ваши во имя Божие; не желаем от вас ни воздаяния, ни благодарности!»1 Такова пища, что дарует жизнь вечную тем, кто чист сердцем и просветлен духом. Таков хлеб, о коем сказано: «Господи, низведи нам хлеб Твой с небес!»2 Сей хлеб никогда не отнимется у заслуживших его и не иссякнет он вовек. Вечно произрастает он на древе благодати; во все времена нисходит он с небес справедливости и милосердия. Ибо сказал Он: «Разве не видишь ты, чему Бог уподобляет доброе слово? Доброму дереву; корень его глубоко в земле, а ветви тянутся к небесам; приносит оно плоды свои во всякое время».3
23. О сколь прискорбно, когда человек лишается сего благого дара, сей нетленной милости, сей вечной жизни! Надлежит ему ценить сию пищу, что ниспослана с небес, дабы, может статься, по дивному благоволению Солнца Истины, мертвые вернутся к жизни, а изнуренные души воспрянут силою безграничного Духа. Поспеши, о брат мой, дабы, пока не упущено время, наши губы вкусили бессмертного питья, ибо дуновение жизни, веющее ныне от града Возлюбленного, не может длиться бесконечно, и струящийся поток святого речения однажды непременно остановится, и врата Ризвана не могут быть распахнуты вечно. Истинно, грядет день, когда Райский Соловей вознесется из земной обители к своему небесному гнезду. Тогда умолкнут его напевы и розы краса отсияет. Так не упусти же время, пока еще не иссякла слава Божественной весны и Птица Вечности щебечет свою песню, дабы внутренний слух внял сему призыву. Таков совет Мой тебе и возлюбленным Божиим. Кто пожелает принять совет, да внемлет ему, кто пожелает иного — да отвергнет его. Воистину, Бог не зависим от человека и от того, что видит он и воспринимает.
24. Таковы суть напевы Иисуса, Сына Марии, запечатленные языком высшей власти в Ризване Евангелия и являющие те знамения, кои должны будут возвестить приход Богоявления после Него. В первом Евангелии, от Матфея, сказано: «И когда они спросили Иисуса о знамениях Его пришествия, Он ответил им: “И вдруг, после угнетения1 дней тех,  солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы земные поколеблются; тогда явится знамение Сына человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великой. И пошлет ангелов Своих с трубою громогласною”».2 Смысл сих слов, если изложить их по-персидски,3 таков: когда придут угнетение и скорби, уготованные человечеству, тогда перестанет сиять солнце, светить луна, звезды небесные падут на землю и устои земные сотрясутся. Тогда знамения Сына человеческого проявятся на небе, то есть при появлении сих знаков обетованная Красота и Сущность жизни выступит из царствия незримого в мир видимый. И речет Он: «Во время сие все народы и племена, обитающие на земле, восскорбят и восплачут, и узрят, как Божественная Красота нисходит с небес на облаках в великолепии, силе и величии, посылая ангелов Своих с великим гласом трубы». Так и в трех прочих Евангелиях, от Луки, Марка и Иоанна, содержатся те же свидетельства. Поскольку Мы подробно излагали их в Скрижалях Наших, открытых на арабском языке, то не приводим их на сих страницах, ограничившись единственным примером.
25. Поскольку христианские богословы не сумели понять сути сих слов, не разглядели заключенного в них смысла и намерения и держались буквального толкования речений Иисуса, посему и лишились они струящихся милостей Откровения Мухаммада и Его обильных даров. Невежды из христианской общины, следуя примеру вождей своей веры, также не могли прозреть красоту Царя славы, ибо те знамения, что должны были предвещать восход солнца Завета Мухаммада, не явились зримо. Минули эпохи и пронеслись столетия, и пречистый Дух удалился в убежище своего предвечного владычества. И вновь вечный Дух вострубил в таинственную трубу, заставив мертвых поспешить из могил небрежения и заблуждения в обитель водительства и благодати. И тем не менее община чающих по-прежнему восклицает: «Когда произойдет сие? Когда же явится Обетованный, средоточие наших чаяний, дабы мы восстали ради торжества Дела Его, дабы мы пожертвовали всем ради Него, дабы мы отдали жизни на пути Его?» Подобным же образом ложные мечтания сии отдалили другие общины от Каусара бесконечной милости Провидения и побудили их предаться своим праздным помыслам.
26. Кроме сих речений есть и другой евангельский стих, где Он говорит: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут».1 Посему приверженцы Иисуса утверждают, что закон евангельский никогда не будет упразднен; и когда придет обетованная Красота и явятся все знамения, Он должен будет подтвердить и распространить закон, возвещенный в Евангелии, дабы не осталось в мире иной веры, кроме Его веры. Таково их твердое убеждение. Притом они столь уверены в сем, что если бы явился некто со всеми обетованными знамениями и стал учить тому, что противно букве евангельского закона, они, без сомнения, отвергли бы его, не приняли его закона, ославили его неверным и подняли на смех. Сие доказано происшедшим во времена, когда взошло солнце Откровения Мухаммада. Когда б они смиренно искали у всякого Богоявления во всяком Завете истинный смысл тех слов, что явлены в священных книгах,—а именно непонимание сих слов и не позволило людям признать Садратул-Мунтаха (конечную Цель) —они, несомненно, обрели бы свет от Солнца Истины и раскрыли таинства Божественного знания и мудрости.
27. А теперь сей слуга поделится с тобой каплей из бездонного океана истин, сокрытых в сих священных словах, дабы, может статься, прозорливые сердца могли уразуметь всякое иносказание и намек из рекомого Явлениями Святости, дабы ошеломляющее величие Слова Божиего не закрыло им дорогу к океану Его имен и качеств и не помешало им признать Светильник Божий, средоточие откровения всеславной Сущности Его.
28. Что касается слов «И вдруг после угнетения дней тех», то они относятся ко времени, когда людей постигнут угнетение и скорби, когда последние следы Солнца Истины и плоды Древа знания и мудрости исчезнут из мира людей, когда бразды правления человечества попадут в руки глупцов и невежд, когда закроются врата Божественного единства и понимания — важнейшей и высшей цели творения, когда достоверное знание уступит дорогу праздным мечтаниям и растленье захватит место праведности. Сие и видим мы ныне, ибо бразды правления всякой общины попали в руки безумных вождей, кои правят, сообразуясь с собственными прихотями и страстями. В их устах поминание Бога стало пустым звуком; в их среде священное Слово Его обратилось в мертвую букву. Столь непомерны их вожделения, что загасили они светильник совести и разумения в их сердцах, хотя персты высшей власти отомкнули врата к постижению Бога и свет Божественного познания и небесной милости озарил и вдохновил самую сущность всего сотворенного, так что во всякой вещи отворилась дверь знания и во всякой мельчайшей частице проявился след солнца. И все же, вопреки сим многоразличным откровениям Божественного знания, объявшим весь мир, они по-прежнему суетно мнят, будто врата знания затворены и потоки милости иссякли. Предавшись праздным мечтаниям, далеко уклонились они от Урват ал-Вуска Божественного знания. Очевидно, что сердца их не устремлены к знанию и к двери его и не думают они и о проявлениях его, ибо в своих суетных мечтаниях нашли они дверь, ведущую к земным богатствам, тогда как в откровении Явителя знания усматривают они лишь призыв к самопожертвованию. Посему неудивительно, что крепко ухватились они за первое и избегают последнего. Хотя в сердце своем они знают, что Закон Божий един и неизменен, однако отовсюду шлют они новые распоряжения и во всякое время провозглашают новый указ. Не сыскать и двоих, что сошлись бы в толковании хотя бы одного закона, ибо не Бога ищут они, но ублажения собственных прихотей, и не избирают иного пути, кроме пути заблуждения. Конечной целью своих усилий полагают они достижение власти, высшим исполнением своих сердечных желаний почитают гордыню и надменность. Отвратительные ухищрения свои поставили они выше Божественного веления, отвергли покорность воле Божией, предавшись корыстным расчетам, и следуют стезей двуличия. Всей своей властью и силой стараются они обезопасить себя в своих жалких устремлениях, страшась, как бы малейшее бесчестие не поколебало их владычества и не затмило их внешнего блеска. Когда бы просветлить око, смазав его бальзамом Божиего знания, оно, без сомнения, узрело бы стаю хищных зверей, что сгрудились и дерутся за мертвечину душ человеческих.
29. Какое «угнетение» тяжелее того, о коем было поведано? Какое «угнетение» мучительней того гнета, когда душа, алчущая правды и стремящаяся к знанию Божиему, не ведает, куда идти и у кого искать его? Ибо мнения весьма разошлись, и пути к постижению Бога умножились. Сие «угнетение» есть неотъемлемый признак всякого Откровения. Пока не наступит оно, Солнце Истины не явится. Ибо заря Божественного водительства восходит лишь после ночной тьмы заблуждения. Посему во всякой летописи, во всяком предании говорится о подобных событиях, а именно, что несправедливость распространится по лику земли и тьма охватит все человечество. Поскольку же упомянутые предания хорошо известны, а слуга сей желает быть кратким, Он не станет приводить их здесь.
30. Будет ли сие «угнетение» (дословно означающее «давление») истолковано как сжатие всей земли, или же в пустых своих мечтаниях люди вообразят иные подобные бедствия, кои обрушатся на человечество,— ясно и очевидно, что такие события не произойдут никогда. Разумеется, иные возмутятся тем, что сие условие Божественного откровения не было явлено. Таковыми были их возражения прежде, таковыми они остаются поныне. Между тем «угнетение» означает неспособность к восприятию духовного знания и к постижению Слова Божиего. Сие подразумевает, что когда Дневное Светило Истины закатится, а зерцала света Его удалятся, людей постигнут «угнетение» и тяготы, и не будут знать они, куда обратиться за водительством. Так наставляем Мы тебя в толковании преданий и раскрываем для тебя таинства Божественной мудрости, да постигнешь ты их значение и причислен будешь к тем, кто вкусил от чаши Божественного знания и разумения.
31. А теперь о Его словах «и солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба». Понятия «солнце» и «луна» в Писаниях Божиих Пророков не означают лишь солнце и луну видимой вселенной. О нет, весьма многообразен смысл, что вложен в понятия сии. В каждом случае Пророки наделяли их особым значением. Так, под словом «солнце» подразумеваются те Солнца Истины, что поднимаются от восхода предвечной славы и наполняют мир щедрым излиянием горней милости. Сии Солнца Истины суть вселенские Богоявления в мирах Его качеств и имен; подобно тому, как видимое солнце, что по велению Единого Бога, Истинного, Достохвального, побуждает к развитию все сущее на земле: деревья с их плодами, цветы, минералы земли и все, что можно узреть в мире творения, так и Божественные Светила любящей заботой Своей и наставлением вызывают к жизни и делают зримыми древа небесного единения, плоды Его единства, листву отрешения, цветы знания и убежденности, мирты мудрости и речения. Так, благодаря восходу Божиих Светил, обновляется мир, устремляются потоки вечной жизни, вздымаются волны нежности, сбираются облака милости и ветерок благости веет на все сотворенное. Тепло, кое излучают сии Светила Божии, немеркнущее пламя, кое зажигают они, и побуждают свет любви к Богу ярко сиять в сердцах человеков. Именно изобильная благодать, исходящая от сих Знамений Отрешенности, наполняет тела мертвецов Духом вечной жизни. Воистину, видимое солнце есть лишь знак величия Дневного Светила Истины, того Солнца, коему вовек не может быть ровни, подобия или соперника. Им живет, движется и обретает бытие все сущее. По Его милости оно является, и к Нему оно возвращается. От Него все исходит и в сокровищницы Его откровения удаляется. От Него изошло все сотворенное, и в хранилище Его закона все вернулось.
32. Причина того, что Божественные Светила кажутся подчас ограниченными особыми именами и свойствами, заключается, как вы видели и как наблюдаете ныне, единственно в несовершенстве и узости восприятия некоторых умов. Напротив, во все времена они были и вовек пребудут возвышенны над всяким хвалебным именем и свободны от всякого описания и определения. Сущность любого из имен не смеет и надеяться на то, чтобы допустили ее в их обитель святости, и наивысшее и чистейшее из всех качеств никогда не приблизится к их царству славы. Пророки Божии неизмеримо вознесены над разумением людей, коим не дано познать Их иначе, как через Них Самих. Недостойно славы Его, если Избранные Им будут восхваляться иначе, как через Них Самих. Славны Они превыше хвалы людской, вознесены превыше разумения человеческого!
33. Понятие «солнца» много раз прилагалось в писаниях «непорочных Душ» к Божиим Пророкам, сим лучезарным Воплощениям Отрешенности. Среди писаний сих — «Молитва Нудбе»1, в коей есть такие слова: «Куда удалились светозарные Солнца? Куда исчезли сияющие Луны и мерцающие Звезды?» Из сего явствует, что понятия «солнце», «луна» и «звезды» означают прежде всего Божиих Пророков, святых и их спутников, сих Светил, осиявших лучами знания Своего миры зримые и незримые.
34. В ином смысле сии слова обозначают священнослужителей прежнего Завета, что живут во времена последующих Откровений и держат в руках своих бразды религиозной власти. Если священники сии озарятся светом последующего Откровения, то станут они угодны Богу и воссияют светом вечным. Иначе будут они сочтены померкшими, хотя внешне могут и впредь казаться вождями людей; ибо вера и неверие, руководство и заблуждение, блаженство и горе, свет и тьма — все зависит от признания их Тем, Кто есть Дневное Светило Истины. Тот из священников всякого века, чья вера в День Расплаты будет засвидетельствована Источником истинного знания, подлинно, удостоится учености, Божественного благоволения и света истинного понимания. В противном случае он будет заклеймен как виновный в безрассудстве, отрицании, богохульстве и угнетении.
35. Для всякого проницательного взора ясно и очевидно — как меркнет свет звезды пред лучезарным сиянием солнца, так и светило земного знания, мудрости и понимания обращается в ничто пред ликом лучезарной славы, исходящей от Солнца Истины, Дневного Светила Божественного просвещения.
36. Словом «солнце» называют вождей веры сообразно их высокому положению, славе и известности. Таковы всеми признанные богословы всякой эпохи, чье слово веско, чья слава утвердилась прочно. Если уподобятся они Солнцу Истины, то, несомненно, будут причислены к самым возвышенным из светил, а иначе дулжно их считать средоточием адского пламени. Ибо сказал Он: «Воистину, и солнце, и луна обречены на муки в адском пламени»1. Вам, несомненно, ведомо толкование понятий «солнце» и «луна», упомянутых в этом стихе; посему нет нужды останавливаться на том. Всякий причастный к подобным «солнцу» и «луне», то есть подражающий сим вождям, обращающий лицо свое ко лжи и отвращающийся от истины, изошел, бесспорно, из адского мрака и туда же вернется.
37. А теперь, о искатель, надлежит нам крепко держаться Урват ал-Вуска, и тогда, быть может, мы покинем темную ночь заблуждения и окунемся в утренний свет Божественного водительства. Ужели не убежим мы от лика отрицания и не укроемся в спасительной сени убежденности? Ужели не вырвемся из ужаса сатанинского мрака и не устремимся к восходящему свету небесной Красоты? Так жалуем Мы тебя плодом от Древа Божественного знания, дабы вступил ты с радостью и веселием в Ризван Божественной мудрости.
38. В ином смысле слова «солнце», «луна» и «звезды» означают законы и учения, утвержденные и провозглашенные в каждом из Заветов,— например, законы молитвы и поста. После того, как благолепие Пророка Мухаммада сокрылось за завесою, сии законы стали считаться, согласно Корану, основными и непререкаемыми законами Его завета. О сем свидетельствуют слова преданий и летописей, кои, по причине их широкой известности, приводить здесь нет нужды. Более того, во всяком Завете закон о молитве особо выделяется и устанавливается для всех верующих. О сем свидетельствуют письменные предания, возводимые к светочам, что изошли от Дивного Светила Истины, сущности Пророка Мухаммада.
39. Предания подтверждают, что закон о молитве во всех Заветах составляет важнейшую часть Откровения каждого Пророка Божиего, причем вид и обряд исполнения закона этого сообразовывались с меняющимися требованиями каждого века. Поскольку во всяком последующем Откровении упразднялись обычаи, обряды и учения, кои предыдущим Заветом установлены были ясно, определенно и твердо, то они, соответственно, выражались в образах «солнца» и «луны». «Дабы Он испытал вас, кто из вас лучше по деяниям.»1
40. В преданиях образы «солнца» и «луны» применяются также к молитве и посту, ибо сказано: «Пост есть озарение, молитва есть свет». Однажды Нас посетил известный богослов. Во время беседы он сослался на вышеприведенное предание. Он сказал: «Так как пост согревает тело, его уподобляют свету солнца, а так как ночная молитва освежает человека, ее сравнивают с блеском луны». Из сего Мы поняли, что несчастный не удостоился ни единой капли из океана истинного разумения и блуждает вдали от Неопалимой Купины Божественной мудрости. Тогда Мы вежливо ответили ему: «Ваша честь привела толкование предания, широко бытующее среди людей. Нельзя ли истолковать его иначе?» Он спросил Нас: «Каким же образом?» Мы ответили: «Мухаммад, Печать Пророков и славнейший из Божиих Избранников, уподобил откровение Корана небесам по причине его возвышенности, вселенского влияния и величия, а также потому, что он объемлет всякую веру. И как солнце и луна суть ярчайшие и выдающиеся светила на небе, так и на небесах веры Божией устроены два сияющих тела — пост и молитва. “Ислам есть небо, пост — его солнце, молитва — его луна.”»
41. Таков смысл, что стоит за образными речениями Богоявлений. Посему использование понятий «солнце» и «луна» применительно ко всему вышеупомянутому закреплено и узаконено священными стихами и письменными преданиями. Отсюда, несомненно, явствует, что выражение «солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды падут с неба» означает своенравие духовенства и упразднение законов, твердо установленных Божественным Откровением, что и было, языком образов, предвещено Явлением Божиим. Никто, кроме праведных, не вкусит из чаши сей; никто, кроме благочестивых, не получит в ней доли. «Ведь праведники пьют из чаши смягченное питье Кафура.»1
42. Неоспоримо, что во всяком последующем Откровении «солнце» и «луна» учений, законов, заповедей и запретов, утвержденных в предыдущем Завете и осенявших людей той эпохи, меркнут, то есть истощаются и утрачивают свое влияние. Теперь рассуди — когда бы люди Евангелия признали образный смысл слов «солнце» и «луна», когда бы они, в отличие от своенравных и упорствующих в заблуждении, искали просвещения от Того, Кто есть Явитель Божественного знания, они, без сомнения, постигли бы смысл сих слов и не были бы одолеваемы и угнетаемы мраком своих себялюбивых желаний. Но увы — поскольку они не почерпнули истинного знания из подлинного Источника, то и нашли свою смерть в гибельной долине своенравия и заблуждения. Они и доселе не пробудились и не уразумели, что все предреченные знамения уже были явлены, что обетованное Солнце взошло над небосклоном Божественного Откровения, а «солнце» и «луна» заповедей, законов и учений прежнего Завета померкли и закатились.
43. А теперь с пристальным взором и на верных крылах устремись по пути убежденности и истины. «Скажи: “Се есть Бог!” Затем оставь их забавляться своими препирательствами».1 Так причислен ты будешь к тем спутникам, о коих Он сказал: «Те, что говорят: “Господь наш — Бог”, а затем твердо ступают по Его стезе,— на них, поистине, снизойдут ангелы».2 И узришь ты все таинства сии собственными очами.
44. О брат мой! Устремись вперед поступью духа, дабы в мгновение ока пронестись сквозь пустыни отдаления и утраты, войти в Ризван вечного воссоединения и в единый миг вступить в общение с небесными Духами. Ведь человеческими стопами тебе вовек не пересечь сии неизмеримые пространства и не достичь желаемого. Да будет мир над тем, кого свет истины ведет ко всякой истине, и кто, во имя Божие, стоит на стезе Его Дела, на бреге истинного понимания.
45. Таково значение священного стиха: «Но нет! Клянусь Господом востоков и западов»1, ибо всякое из упомянутых «Солнц» имеет свое особое место восхода и заката. Поскольку же толкователи Корана не уразумели образного значения сих «Солнц», они затруднились истолковать приведенный выше стих. Иные из них утверждали, что «запады» и «востоки» употреблены здесь во множественном числе потому, что солнце каждодневно восходит в новом месте. Другие писали, что в сем стихе подразумеваются четыре времени года, ибо точки солнечного восхода и захода меняются в зависимости от времени года. Вот какова глубина их понимания! И все же они упорно обвиняют в заблуждении и безрассудстве сии Самоцветы знания, сии безупречные и чистейшие Знамения мудрости.
46. Приложи подобным же образом все силы, дабы из сих ясных, веских, убедительных и недвусмысленных утверждений постичь смысл «раскалывания небес» — одного из знамений, кои должны возвестить приход последнего Часа, Дня Воскресения. Так речет Он: «Когда небо расколется»2. Здесь «небо» означает небеса Божественного Откровения, что воздвигаются вновь со всяким Богоявлением и разрываются со всяким последующим. «Раскалывание» означает, что прежний Завет упразднен и сменился иным. Богом клянусь! Для проницательных раскалывание сих небес — деяние куда более могущественное, чем раскалывание обычного неба! Поразмысли немного. Вот Божественное Откровение, что годами было прочно утверждено; под сенью его были взращены и вскормлены все, принявшие его; светом его закона наставлялись поколения людей; отцы прославляли пред детьми совершенство слов его — так что око человеческое не зрело иного, кроме всеохватной благодати его, и смертное ухо не внимало ничему, кроме восхваления величия его заповеди; есть ли деяние более могущественное, чем «раскалывание» такого Откровения силою Божией и упразднение его с появлением единой души? Рассуди: разве сие деяние не могущественнее того, что жалкие и недалекие люди представляют себе под «раскалыванием небес»?
47. Подумай также и о том, сколь трудна и горька была жизнь для Явителей Божественной Красоты. Рассуди, как одни, без посторонней помощи, представали Они пред миром и всеми его народами и провозглашали Закон Божий! Сколь бы ни были суровы гонения на сии святые, сии бесценные и нежные Души, Они, обладая всей полнотою власти, неизменно являли покорность и, несмотря на Свое превосходство, страдали и терпели.
48. Подобным образом постарайся уяснить смысл слов «замена земли». Знай же, что на какие бы сердца ни изливались щедрые ливни милости с «небес» Божественного Откровения, почва тех сердец, воистину, превращалась в почву Божественного знания и мудрости. Какие мирты единения взращивала почва их сердец! Какие цветы подлинного знания и мудрости рождала их просвещенная грудь! Когда б земля их сердец оставалась прежней, ужель могли бы души сии, не обученные ни единой букве, не знавшие наставника и не ходившие в школу, изрекать такие слова и являть такое знание, коих никто постичь не в силах? Будто их вылепили из глины безграничного знания и замешали на воде Божественной мудрости. Посему сказано было: «Знание есть свет, изливаемый Богом в сердце всякого, кого Он изберет». Лишь такое знание было и пребудет достохвальным, но не то ограниченное знание, что рождается в косных и затуманенных умах. Сие ограниченное знание они даже тайно заимствуют друг у друга и тем гордятся в суете своей!
49. О если б сердца человеческие могли очиститься от наложенных на них людских ограничений и навязанных им бессмысленных умствований! Да просветятся они светом Солнца истинного знания и проникнут в таинства Божественной мудрости! Рассуди теперь: когда б сухая и бесплодная почва сих сердец осталась прежней, как могли бы стать они Восприемниками откровения Божиих таинств и Явителями Божественной Сущности? Так сказал Он: «В день, когда земля обратится в иную землю».1
50. Дуновение щедрости, исходящее от Царя творения, заставило измениться даже зримую землю, когда бы поразмыслили вы в сердцах ваших о таинствах Божественного Откровения.
51. А теперь уясни значение такого стиха: «Земля вся в Его руке в День Воскресения, и небеса скручены Его десницей. Хвала Ему, и превыше Он того, что они придают Ему в сотоварищи!»1 А теперь будь справедлив в суждении своем. Когда бы сей стих означал то, что предполагают люди, какова, дозволено спросить, была бы от сего польза человеку? Более того, ясно и очевидно, что ни одна десница из видимых человеческим оком не в силах исполнить подобного и ни одна из них не может быть приписана возвышенной Сущности единого Бога истинного. О нет, такое признание было бы откровенным богохульством, полным извращением истины. А если предположить, что в сем стихе говорится о Богоявлениях, Коих призовут в День Суда для свершения подобных деяний, сие представляется столь же далеким от истины и, безусловно, лишено всякой пользы. Напротив, слово «земля» означает землю постижения и знания, а «небеса» — небеса Божественного Откровения. Поразмысли, как могучей десницей превратил Он землю знания и понимания, распростертую прежде, в ничтожную горсть, и в то же время утвердил новую возвышенную почву в сердцах человеческих, побудив тем самым нежнейшие и прекраснейшие цветы и мощнейшие и величественнейшие древа произрасти из просвещенной груди человека.
52. Подобным же образом рассуди, как возвышенные небеса былых Заветов были скручены властной десницей, как небеса Божественного Откровения вознеслись по воле Божией и украсились солн-цем, луною и звездами Его чудесных заповедей. Таковы таинства Слова Божиего, кои были раскрыты и явлены, дабы узрел ты утренний свет Божественного водительства, дабы силою веры и отре-шения затушил светильник праздных мечтаний и суетных измышлений, колебаний и сомнений и дабы возжег в сокровенной обители сердца своего новый огонь Божественного знания и убежденности.
53. Знай воистину, что замысел, вложенный во всякий из сих образов и загадочных иносказаний, исходящих от Явителей святого Дела Божиего, заключается в том, чтобы испытать и проверить людей мира, дабы отличить почву чистых и просвещенных сердец от тленной и бесплодной земли. Таковы пути Божии среди Его созданий испокон веков, о чем свидетельствует записанное в святых книгах.
54. Также подумай о явленном стихе, посвященном Кибле.1  Когда Мухаммад, Солнце Пророков, бежал от утренней зари Батха2 в Иасриб,3 Он во время молитвы по-прежнему обращал лицо Свое к священному граду Иерусалиму — до того времени, пока иудеи не начали изрекать непристойные слова против Него — слова, кои не подобает упоминать на сих страницах и кои утомили бы читателя. Мухаммад вознегодовал на слова сии. Однажды, когда Он, погруженный в раздумья и жаждущий ответа, устремил взор к небесам, Он услыхал, как участливый Глас Гавриила произнес: «Мы зрим Тебя свыше, как Ты обращаешь лицо Свое к небесам; но Мы обратим Тебя к Кибле, что возрадует Тебя».1 На следующий день, когда Пророк вместе со Своими спутниками вершил полуденную молитву и уже исполнил два из положенных Ракятов,2 вновь раздался Глас Гавриила: «Обрати лицо Свое в сторону священной Мечети».3,4 И вдруг посреди молитвы Мухаммад неожиданно отвернул лицо Свое от Иерусалима и обратился к Каабе. Спутники Пророка были ввергнуты тем в глубокое замешательство. Их вера была поколеблена до самых основ. Столь велико было их смятенье, что многие из них, прервав молитву, отреклись от своей веры. Воистину, Бог произвел сию смуту лишь ради испытания и проверки слуг Своих. Иначе Он, совершенный Царь, вполне бы мог сохранить Киблу неизменной и оставить Иерусалим Средоточием Поклонения в Завете Своем, не лишив сей святой град знака благоволения, дарованного ему.
55. Ни один из множества Пророков, Вестников Слова Божиего, явленных после Моисея,— ни Давид, ни Иисус и никто другой из самых возвышенных Явителей, пришедших в период между Откровениями Моисея и Мухаммада,— никогда не менял закона о Кибле. Сии Посланники Господа творения, все, без исключения, призывали народы свои обращаться в едином направлении. В глазах Бога, совершенного Царя, все концы земли одинаковы, кроме того места, что во дни Его Богоявлений Он наделяет особым предназначением. Ибо открыл Он: «Богу принадлежит и Восток и Запад; и куда бы вы ни обратились, там лик Божий».1 Ради чего же, вопреки истинности всего сказанного, надобно было изменять Киблу, повергая сим людей в такое смятение, порождая сомнения в спутниках Пророка и возбуждая среди них столь великое замешательство? Воистину, события, порождающие смятение в сердцах человеческих, посылаются лишь для того, чтобы каждая душа могла быть испытана пробным камнем Божиим, дабы распознать истинное и отличить его от ложного. Вот что явил Он после раскола среди людей: «Мы сделали Киблу, которой Ты держался, только для того, чтобы Нам узнать, кто следует за Посланником среди обращающихся вспять».1 «Испуганные ослы, что убежали ото льва.»2
56. Когда бы поразмыслил ты в сердце своем хоть немного о сих речениях, то, несомненно, обнаружил бы, что врата понимания распахнулись пред лицом твоим, и узрел бы, как всякое знание и тайна открылись пред твоими очами. Сие происходит лишь ради того, чтобы души человеческие развивались и освобождались из темницы себялюбия и вожделения. Ведь сей совершенный Царь испокон веков в Сути Своей независим от разумения всякой твари, и вовеки пребудет Он в Бытии Своем превыше поклонения всякой души. Единого дуновения от Его изобилия достаточно, дабы облачить все человечество в одежды богатства, и единой капли от океана милостивого благоволения Его довольно, дабы всякая тварь приобщилась славы жизни вечной. Однако, поскольку Божественный Промысел предписал, что истинное должно быть отличено от ложного и солнце — от тени, Он во всякое время посылает человечеству ливни испытаний из Своей обители славы.
57. Когда бы задумались люди о житии Пророков былого, они бы с такой легкостью постигли и уразумели пути сих Пророков, что деяния и слова, противоречащие их мирским желаниям, перестали бы быть для них завесой, и тем сожгли бы они всякую разделяющую пелену огнем, пылающим в Купине Божественного знания, и утвердились бы прочно на престоле мира и убежденности. К примеру, вспомните Моисея, сына Имрана, одного из возвышенных Пророков и Творца богооткровенной Книги. Однажды, в Свои ранние годы, еще до возглашения миссии Его, проходил Он по рынку и увидел двух дерущихся людей. Один из них попросил у Моисея помочь ему одолеть противника. Посему Моисей вмешался и совершил убийство. О том свидетельствует записанное в священной Книге. Подробное изложение обстоятельств лишь удлинило бы Наше рассуждение и нарушило его ход. По городу распространилась весть о происшедшем, и, как явствует из текста Писания, Моисей исполнился страха. Его слуха достигло предупреждение: «О, Моисей, знать совещается о Тебе, дабы убить Тебя»1, и Он покинул город и провел некоторое время в земле Мадиамской в услужении у Шуайба. Возвращаясь оттуда, Моисей вступил в священную долину, лежащую в пустыне Синая, и было Ему там видение Царя славы из «Древа ни восточного, ни западного».2 Там услышал Он волнующий Глас Духа, рекущий из зажженного Пламени, повелевший Ему излить на души людей фараоновых свет Божественного водительства, дабы Он, выведя их из сумерек долины себялюбия и вожделения, помог им достичь лугов горнего блаженства и, избавив их, чрез Салсабил отрешения, от бедствия разлуки, ввел их в мирный град Божественного присутствия. Когда Моисей предстал пред фараоном и, по велению Бога, принес ему божественную Весть, фараон изрек сии оскорбительные слова: «Не тот ли ты, кто свершил убийство и стал неверным?» Господь величия так излагает слова фараона Моисею: «“Что за деяние свершил ты? Ты — из неблагодарных.” Он сказал: “Я воистину свершил его, и Я был из тех, кто заблуждался. И бежал Я от вас, когда убоялся, но даровал Мне Господь Мой мудрость и сделал Меня одним из Его Посланников”».1
58. А теперь рассуди в сердце своем о тех потрясениях, что вызывает Бог. Подумай о странных и многообразных испытаниях, коим подвергает Он слуг Своих. Представь, сколь неожиданно избрал Он меж слуг Своих, доверив Ему возвышенное поприще Божественного водительства, Того, Кто слыл убийцей, Того, Кто Сам признал Свою жестокость и Кто, в глазах всего света, был тем, кто почти три десятка лет воспитывался в доме фараона и питался от его стола. Ужели Бог, всесильный Царь, был не в силах отвратить десницу Моисея от убийства, дабы не приписывали Ему умерщвление человека, кое вызвало недоумение и отвращение среди людей?
59. Поразмысли также о судьбе и положении Марии. Столь глубоко было замешательство, омрачившее сей прекраснейший лик, столь тяжела была ее доля, что она горько пожалела о том, что появилась на свет. Сие подтверждается священным стихом, где сказано, что, произведя на свет Иисуса, Мария оплакивала свою участь и восклицала: «О если бы я умерла прежде сего и была забытою, забвенною!»1 Богом клянусь! Такие стенания сокрушают сердце и потрясают все существо человека. Такое душевное смятение, такое отчаяние могли быть вызваны лишь вражеской хулой и нападками неверных и растленных. Поразмысли, что могла сказать Мария ближним своим? Как могла она утверждать, что Младенец от неизвестного отца был зачат от Духа Святого? Посему Мария, сей сокровенный и бессмертный Лик, взяла Дитя свое и воротилась домой. И стоило лишь людям узреть ее, как они вскричали: «О сестра Аарона! Не был отец твой дурным человеком, и мать твоя не была распутницей».2
60. А теперь задумайся о сем великом потрясении, о сем горьком испытании. Несмотря на все случившееся, Бог наделил сие средоточие Духа, который слыл среди людей незаконнорожденным, славой Пророчества и сделал Его свидетельством Своим для всех на небесах и на земле.
61. Смотри, сколь отличны пути Богоявлений, установленные Царем творения, от путей и желаний человеческих! Постигнув сущность сих Божественных таинств, уразумеешь ты замысел Бога, небесного Чаровника, Наивозлюбленного. Тогда речения и деяния сего всемогущего Повелителя предстанут пред тобою едиными и согласными; посему, если найдешь что-либо в Его деяниях, то это же обнаружишь и в Его речениях, а то, что прочтешь в Его речениях, распознаешь и в Его делах. Так что внешне сии дела и слова суть огнь возмездия для грешных, но внутренне они суть воды милосердия для праведных. Когда бы открылось око сердца, оно непременно узрело бы, что слова, ниспосланные с небес воли Божией, едины с делами, явленными из Царства Божественной силы, и не расходятся с ними.
62. А теперь внемли, о брат! Если подобное событие явится в нынешнем Завете и нечто сходное произойдет в наше время, как поведут себя люди? Клянусь Тем, Кто есть истинный Наставник человечества и Явитель Слова Божиего, люди немедленно и безоговорочно объявят Его неверным и обрекут Его на смерть. Сколь глухи они к гласу, возвещающему: «Внемлите — Иисус явился от дуновения Святого Духа и Моисей призван на предписанное свыше поприще!» Даже если бы возвысилось несметное множество голосов, ни единое ухо не вняло бы Нашим речам о том, что на долю незаконнорожденного Младенца выпала миссия Пророчества или что убийца принес от огненной Купины весть: «Истинно, истинно, Я есмь Бог!»
63. Если откроется око справедливости, то признает оно с готовностью, в свете упомянутого, что Тот, Кто есть Причина и конечное Предназначение всякой вещи, явлен в день сей. Хотя подобные события и не произошли в сем Завете, люди все еще держатся за тщетные мечтания, кои лелеют нечестивцы. Сколь тяжки обвинения, выдвинутые против Него! Сколь суровы преследования, обращенные против Него,— обвинения и преследования, подобных коим люди никогда не видели и не слышали!
64. Великий Боже! Когда поток речения достиг сего предела, Мы взглянули, и вот! — сладкие ароматы Божии повеяли от Восхода Откровения, и утренний ветерок донесся от Шевы Вечного. Его вестями вновь возвеселились сердца, и души исполнились безграничной радости. Он обновил все сущее и принес неисчислимые и бесценные дары от непостижимого Друга. Его благородный стан не покрыть плащом человеческой хвалы, и Его сияющий образ не охватить одеянием речения. Без слов раскрывает Он внутренние таинства и без языка являет Он тайны Божественных речений. Он научает плачу и стенаниям соловьев, поющих на ветвях отдаления и разлуки, наставляет их в искусстве любви и поверяет им тайну преданного сердца. Цветам из Ризвана небесного воссоединения раскрывает Он нежность пылкого влюбленного и снимает покров с очарования прекрасного. Анемоны из сада любви оделяет Он таинствами истины, и в грудь любящих вкладывает Он знаки глубочайшей утонченности. В сей час столь обильно излияние Его благодати, что сам святой Дух ревнует! Капле даровал Он силу волн морских, а ничтожной пылинке — величие солнца. Столь щедро изливается милость Его, что даже навозный жук чает благовония мускуса, а летучая мышь — солнечного света. Он оживил мертвых дыханием жизни и побудил их поспешить из могил их бренных тел. Он утвердил невежественных на седалищах ученых и вознес угнетателя на престол справедливости.
65. Сии многоразличные блага носит вселенная во чреве своем в ожидании часа, когда в сем мире проявится воздействие Его незримых даров, когда страждущие и жаждущие достигнут животворящего Каусара их Возлюбленного и блуждающий путник, затерянный в дебрях удаленности и ничтожества, вступит в скинию жизни и воссоединится с предметом своего сердечного желания. В почве какого сердца прорастут сии священные семена? В саду чьей души распустятся бутоны незримой действительности? Истинно говорю Я: столь неистов жар Купины любви, пылающей на Синае сердца, что струящиеся воды святых речений не в силах угасить ее пламени. Палящую жажду сего Левиафана не утолить и океанам, а сей Феникс бессмертного огня может пребывать лишь в пылании лика Возлюбленного. А посему, о брат, наполни елеем мудрости светильник духа, зажженный в укромнейшей горнице твоего сердца, и охрани его щитом понимания, дабы дыхание неверного не затушило его пламени и не помрачило его сияния. Так озарили Мы небеса речения блеском Солнца Божественной мудрости и понимания, дабы сердце твое обрело мир, дабы был ты из тех, кто на крыльях убежденности воспарил к небесам любви своего Господа, Всемилостивого.
66. А теперь относительно слов Его: «И тогда на небесах явится знак Сына человеческого». Сии слова означают, что когда солнце небесных учений затмится, звезды утвержденных Богом законов падут, и луна истинного знания — наставника человеков — померкнет, когда повергнутся стяги водительства и блаженства и заря истины и праведности погрузится в ночь, тогда знамение Сына человеческого явится на небесах. Под словом «небеса» подразумевается здесь видимое небо, ибо по приближении часа, когда взойдет Дневное светило на небесах справедливости и Ковчег Божественного водительства поплывет по морю славы, на небесах зажжется звезда, возвещающая людям пришествие сего величайшего света. Подобным же образом на незримых небесах явится звезда, что для жителей земли послужит предвестником истинной и возвышенной Зари. По распространенному поверию, таковым двойным знамением, в небесах зримых и незримых, возвещается Откровение всякого из Пророков Божиих.
67. Среди Пророков был Авраам, Друг Божий. Перед тем, как Он явился, Нимрод видел сон. Посему он призвал прорицателей, и те поведали ему, что на небе взошла новая звезда. Затем появился и глашатай, возвещавший по всей стране пришествие Авраама.
68. После Него пришел Моисей, Тот, Кто беседовал с Богом. Прорицатели Его времени предостерегали фараона такими словами: «Звезда взошла на небосводе, и знай! — предвещает она рождение Младенца, что держит в деснице Своей судьбу твою и народа твоего». Также появился и мудрец, который во мраке ночном открыл сию радостную весть людям Израиля, даровав утешение их душам и вселив уверенность в их сердца. О том свидетельствует записанное в священных книгах. Если вдаваться в подробности, сие послание разрастется до размеров книги. К тому же у Нас нет желания пересказывать предания былых времен. Бог Нам свидетель: даже сие изъяснение даем Мы лишь ради нежной любви Нашей к тебе, дабы бедняки земли сподобились пристать к брегам моря изобилия, несведущие достигли океана Божественного знания и жаждущие понимания вкусили от Салсабиля Божественной мудрости. В противном случае слуга сей почел бы обсуждение подобных свидетельств грубой ошибкой и тяжким прегрешением.
69. Подобно сему, когда приблизился час Откровения Иисуса, несколько волхвов, ведая, что звезда Иисуса появилась на небе, отыскали ее и последовали за ней, пока не пришли они в город, бывший столицей царства Ирода. Власть его простиралась тогда на всю ту землю.
70. Волхвы сии сказали: «Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему».1 Они искали его и обнаружили, что в Вифлееме, в стране Иудейской, родилось Дитя. Таково было знамение, явленное на видимом небе. Что же до знамения на небе незримом — небесах Божественного знания и постижения,— таковым был Яхья, сын Закарии, принесший людям весть о Явлении Иисуса. По реченному Им: «Бог объявляет тебе о Яхья, великом праведном, который станет свидетельствовать о Слове Бога».2 Под «Словом» разумеется Иисус, Чье Пришествие возвестил Яхья. В священных Писаниях сказано также: «В те дни приходит Иоанн Креститель, и проповедует в пустыне Иудейской, и говорит: “Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное”».3 Иоанном назван здесь Яхья.
71. Подобно сему, перед тем, как была снята завеса с благолепия Мухаммада, на зримом небе показались знаки. Что же до знамений на незримых небесах, то явилось четверо мужей, кои поочередно возглашали людям радостную весть о восходе Божественного Светила. Рузбих, позднее названный Салманом, удостоился чести служить им. Когда приближался час кончины одного из них, он отсылал Рузбиха к другому; в конце концов четвертый, предчувствуя, что смерть его близка, обратился к Рузбиху, говоря: «О Рузбих! Когда ты завернешь в саван мое тело и похоронишь его, отправляйся в Хиджаз, ибо там взойдет утреннее Светило Мухаммада. Счастлив ты, ибо узришь лик Его!»
72. А теперь относительно сего чудесного и возвышеннейшего Дела. Знай же наверное, что многие звездочеты объявили о появлении его звезды на видимом небосводе. Подобным же образом и на земле появились Ахмад и Казим1, два лучезарных огня, да освятит Господь место их упокоения!
73. Из всего сказанного Нами ясно и очевидно, что незадолго до откровения всякого из Зерцал Божественной Сущности знамения, возвещающие Их пришествие, непременно должны проступить на зримых небесах так же, как на незримых, где обретаются солнце знания, луна мудрости и звезды постижения и речения. Знамение небес незримых открывается в личности совершенного мужа, который приходит перед всяким Богоявлением, дабы наставить души человеческие и подготовить их к пришествию Божественного Светила, Светоча единства Божиего среди людей.
74. А теперь о словах Его: «И тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою».2 Слова сии означают, что в те дни люди восскорбят об утрате Солнца Божественной красоты, Луны знания и Звезд Божественной мудрости. Затем узрят они лик Обетованного, обожаемой Красоты, нисходящей с небес на облаках. Сие означает, что Божественная Красота явится с небес Божией воли и предстанет в образе храма человеческого. Слово «небеса» указывает на величие и возвышенность, ибо именно они суть престол откровения Сих Явлений Святости, Восходов предвечной славы. Сии предвечные Существа, хотя и явились на свет из материнской утробы, на самом деле низошли с небес Божией воли. Хотя пребывают Они на сей земле, Их истинное обиталище — в убежищах славы горних сфер. Пребывая среди смертных, Они парят в небесах Божественного присутствия. Без ног ступают Они по стезе духа, и без крыл поднимаются к высочайшим вершинам Божественного единения. С каждым мимолетным вздохом покоряют Они безбрежное пространство и во всякий миг пересекают царства зримого и незримого. На их престолах начертано: «Ни одно дело не отвлекает Его от другого», а на их ложах — надпись: «Воистину, пути Его различны во всякий день».1 Они посланы неземной силой Предвечного и воздвигнуты возвышенной волей Бога, Царя Всемогущего. Таков смысл слов «грядущий на облаках небесных».
75. В речениях Божественных Светил слово «небеса» употребляется во многих и разнообразных смыслах: «небеса Веления», «небеса Воли», «небеса Божественного Промысла», «небеса Божественного Знания», «небеса Убежденности», «небеса Речения», «небеса Откровения», «небеса Сокрытия» и тому подобное. Всякий раз Он придает понятию «небеса» особый смысл, значение коего открыто лишь посвященным в Божественные таинства, испившим из чаши бессмертной жизни. Так, Он речет: «В небесах — ваше пропитание, и в них то, что обещано вам»1; хотя таковое пропитание дает земля. Также сказано: «Имена ниспосланы с небес», хотя они исходят из уст человеческих. Когда б очистил ты зеркало своего сердца от праха злобы, ты постиг бы значение образных речений, открываемых всеохватным Словом Божиим в каждом Завете, и проник бы в таинства Божественного знания. Но нет, до тех пор, пока не сожжешь ты в пламени полной отрешенности сии завесы суетной учености, распространенной среди человеков, ты не узришь сияющей зари истинного знания.
76. Да будет тебе воистину ведомо, что Знание бывает двух видов — Божественное и сатанинское. Одно бьет из родника Божественного вдохновения, другое есть лишь отражение суетных и смутных мыслей. Источник первого — Сам Бог, последнее же движимо нашептыванием себялюбивых желаний. Одно руководствуется правилом: «Бойтесь Бога, и Бог наставит вас»2, другое лишь подтверждает истину: «Знание — самая прискорбная завеса между человеком и его Создателем». Первое дает плоды терпения, страстной устремленности, истинного понимания и любви; последнее рождает лишь надменность, тщеславие и высокомерие. От слов Учителей священного речения — Тех, Кто изъяснил суть подлинного знания, никоим образом нельзя ощутить зловоние сих темных учений, что омрачили мир. Древо подобных учений не породит ничего, кроме несчастия и мятежа, и не даст иного плода, кроме ненависти и зависти. Его плод есть смертоносный яд, его сень — огнь пожирающий. Сколь верно было сказано: «Ухватись за плащ Того, Кто есть Желание твоего сердца, и отбрось всякое смущение; вели убраться мудрецам мира сего, сколь бы ни были велики их имена».
77. Итак, сердце должно очиститься от праздных речений человеческих и освободиться от всякой земной привязанности, дабы постичь скрытый смысл Божественного вдохновения и стать сокровищницей таинств Божественного знания. Ибо сказано: «Вступивший на белоснежную Стезю и следующий по стопам Багряного Столпа никогда не достигнет обиталища своего, доколе не освободит руки свои от мирских вещей, столь любимых смертными». Таково первейшее требование ко всякому идущему оным путем. Размышляй о том, и пусть перед глазами твоими падут завесы, да постигнешь истину сих слов.
78. Мы отступили от предмета Наших рассуждений, хотя все приведенное выше лишь подтверждает то, что Мы намереваемся сказать. Богом клянусь! Сколь ни желали бы Мы быть краткими, Мы чувствуем, что не в силах удержать Наше перо. Несмотря на все изложенное Нами, неисчислимы жемчужины, что остались нетронутыми в жемчужнице Нашего сердца! Сколько гурий внутреннего смысла еще сокрыто в палатах Божественной мудрости! Никто не приближался к ним — к гуриям, «коих не коснулся еще ни человек, ни дух».1 Несмотря на все сказанное, кажется, что ни одна буква, передающая Наш замысел, не была еще оглашена, и ни один знак, выражающий Нашу цель, не был явлен. Когда же найдется верный искатель, что, облачившись в одежды паломника, достигнет Каабы сердечного желания и без помощи слуха и речи постигнет таинства Божественного речения?
79. Сими яркими, убедительными и ясными речениями раскрыто и разъяснено понятие «небеса» в приведенном выше стихе. А теперь коснемся слов Его о том, что Сын человеческий «грядет на облаках небесных». «Облака» обозначают то, что противоречит путям и желаниям человеческим. Подобно явленному Им в уже упомянутом стихе: «Всякий раз, когда к вам приходит Посланник с тем, чего ваши души не желают, вы исполняетесь гордыни. Одних вы объявляете самозванцами, других вы убиваете».2 В одном смысле сии «облака» означают отмену законов, упразднение прежних Заветов, отказ от обрядов и обычаев, бытующих среди людей, и возвышение неученых, но верных, над учеными гонителями Веры. В другом смысле они означают появление бессмертной Красоты в облике смертного человека, ограниченного такими земными проявлениями, как еда и питье, бедность и богатство, слава и унижение, сон и пробуждение и тому подобным, то есть тем, что порождает сомнение в умах людей и заставляет их отвращаться. Подобные завесы образно называются «облаками».
80. Именно сии «облака» раскалывают небеса знания и понимания всех живущих на земле. По открытому Им: «В тот день расколются небеса облаками».1 Подобно тому, как облака заслоняют солнце от человеческого взора, сии предметы мешают душам человеческим узреть сияние Божественного Светила. Тому свидетельством изошедшее из уст неверных, как открыто в священной Книге: «И сказали они: “Что это за посланник? Он ест пищу и ходит по улицам. Пока не будет ниспослан ангел, который станет увещевать вместе с Ним, мы не уверуем”».2 И другие Пророки подобным образом претерпевали нужду, невзгоды, голод, беды и превратности мира сего. Поскольку сии святые Особы нуждались и страждали, люди заблудились в пустынях сомнений и недоверия, пребывая в замешательстве и смятении. «Как могло случиться, что такой человек,— недоумевали они,—был ниспослан Богом, дабы утвердить Его власть над всеми народами и племенами земными и объявить Себя упованием всего сотворенного,— по изреченному Им: “Когда б не Ты, Я не сотворил бы всего сущего на небесах и на земле” — и все же был зависим от столь обыденных вещей?» Вы, несомненно, наслышаны о горестях, нищете, бедах и унижениях, что выпали на долю всякого Пророка Божиего и Его спутников. Вы, конечно, слышали о том, что головы Их последователей рассылались в виде подарков по разным городам, и о том, как жестоко мешали Им исполнить то, что Им было велено. Все и каждый из Них пали от рук недругов Дела Его и приняли все муки, на кои те Их осудили.
81. Очевидно, что перемены, сопутствующие каждому Завету, образуют темные тучи, заслоняющие от очей человеческого понимания Божественное Светило, сияющее от восхода Божественной Сущности. Рассуди, как люди, поколение за поколением, слепо держатся обычая предков и воспитываются сообразно привычкам и нравам, основанным на предписаниях их Веры. И если люди сии внезапно обнаружат, что Человек, живший среди них и в отношении всех человеческих ограничений бывший им равным, восстал, дабы упразднить всякое установление их Веры,— из тех установлений, коим они повиновались веками, а всякого отрицавшего или нарушавшего их они считали неверным, порочным и злонравным,— люди сии, несомненно, будут отгорожены завесой от постижения Его истины. Все сие подобно «облакам», застилающим взор тех, чья внутренняя сущность не вкусила из Салсабиля отрешенности и не испила от Каусара Божиего знания. Подобные люди, узнав о сих обстоятельствах, отгораживаются такими завесами, что без тени сомнения провозглашают Богоявление неверным и осуждают Его на смерть. Вы, конечно, слышали, что сие происходило испокон веков, и сие наблюдается и в наши дни.
82. Посему надлежит нам приложить величайшие усилия, дабы с незримой помощью Божией сии мрачные завесы, сии облака посланных Небом испытаний не помешали нам узреть красоту Его сияющего Лика и дабы мы узнали Его лишь через Него Самого. Когда бы мы испросили доказательства Его истины, мы должны были бы удовольствоваться только одним; ибо тем самым приблизились бы мы к Тому, Кто есть Источник нескончаемой благодати, в Чьем присутствии все изобилие мирское обращается в ничто, дабы перестали мы во всякий день оспаривать Его и держаться наших собственных праздных мечтаний.
83. Боже Милостивый! Невзирая на предупреждение, высказанное в былые дни чудесным языком образов и тонких иносказаний, ниспосланное, дабы пробудить народы мира и не лишить их доли от вздымающегося океана Божией благодати, произошло то, что уже было засвидетельствовано! Упоминание о сем есть и в Коране, как явствует из следующего стиха: «Неужели они ждут только, чтобы пришел к ним Бог, осененный облаками?»1 Иные богословы, что крепко держатся буквы Слова Божиего, сочли сей стих за одно из знамений ожидаемого воскресения, измышленного их праздным воображением. И сие — вопреки тому, что подобные свидетельства имеются в большинстве небесных Книг и встречаются повсюду, где говорится о знамениях грядущего Богоявления.
84. Подобным же образом Он речет: «В день, когда небо произведет плотный дым, который окутает людей: сие будет жестоким мучением».1 Всеславный определил сим событиям, противным желаниям нечестивых, быть пробным камнем и мерилом, коими Он испытывает слуг Своих, дабы отличить справедливого от порочного и отделить верного от неверного. Образ «дыма» выражает коренные расхождения, отрицание и ниспровержение признанных канонов, а также полное сокрушение их скудоумных ревнителей. Бывает ли дым более густой и всепроникающий, чем тот, что окутал ныне все народы земли, став источником их мучений, и от коего они отчаялись укрыться, несмотря на все свои старания? Столь неистов огонь себялюбия, пылающий внутри них, что всякий миг на них обрушиваются новые муки. Чем чаще им говорят, что сие чудесное Дело Божие, сие Откровение Всевышнего явлено всему человечеству и каждодневно возрастает в величии и силе, тем яростней пламенеет огонь в их сердцах. Чем яснее видят они неукротимую силу, возвышенное отрешение, неколебимое постоянство святых спутников Бога, кои с Божией помощью каждый день все более возрастают в благородстве и славе, тем глубже страх, опустошающий их души. Во дни сии, хвала Богу, власть Его Слова обрела такую силу над людьми, что не осмеливаются они вымолвить и единого слова. Когда бы встретили они одного из спутников Божиих, который, с охотой и радостью, принес бы десять тысяч раз жизнь свою в жертву за Возлюбленного, столь велик был бы их страх, что тотчас объявили бы они о своей вере в Него, но втайне поносили бы и проклинали Его имя! Сообразно открытому Им: «А когда они встретят вас, то говорят: “Мы веруем”. А когда останутся наедине, кусают свои пальцы от злобы к вам. Скажи: “Умрите во злобе вашей”! Поистине, Бог знает тайники, сокрытые в груди вашей».1
85. Скоро уже глаза твои узрят, как стяги Божественной власти взовьются во всех краях и знаки Его торжествующей мощи и владычества будут явлены во всякой земле. Большинство священнослужителей не поняло значения сих стихов и не постигло смысла Дня Воскресения, посему истолковали они сии стихи нелепым образом, по своему праздному и ложному разумению. Единый истинный Бог Мне свидетель! От них требовалось лишь немного проницательности, дабы уяснить через образный язык сих двух стихов все то, что Мы намеревались выразить, и тем самым, по благодати Всемилостивого, достичь лучезарной зари убежденности. Таковы звуки небесного напева, коим бессмертная Райская Птица, щебечущая на Садре Баха, наделяет тебя, дабы ты, с Божиего соизволения, ступал по стезе Божественного знания и мудрости.
86. А теперь о словах Его: «И Он ниспошлет ангелов Своих...» Под «ангелами» разумеются те, кто, укрепившись силою духа, сжег в пламени Божией любви все человеческие черты и ограничения и облекся качествами самых возвышенных Существ и Херувимов. Садик1, сей праведный муж, в стихотворной похвале Херувимам сказал: «Вот сотоварищи наши шииты стоят позади Престола». Многочисленны и многоразличны суть толкования слов «позади Престола». В одном смысле они означают, что истинных шиитов не существует. По сказанному им в другом месте: «Истинный верующий схож с философским камнем». А дальше, обращаясь к слушателю своему, он вопрошает: «Видал ли ты когда-нибудь философский камень?» Посмотри, как подобное образное речение, что во много раз выразительнее всякого, даже самого прямого высказывания, свидетельствует о том, что нет на свете истинных верующих. О том свидетельствует Садик. А теперь задумайся над тем, сколь многочисленны несправедливые люди, что не смогли вдохнуть благоухание веры, но при том осудили как неверных тех, по чьему слову узнается и утверждается самая сущность веры.
87. Итак, поскольку сии священные существа очистились от всех человеческих ограничений, обрели свойства духовного и украсились высокими качествами блаженных, их и назвали «ангелами». Таково значение сих стихов, каждое слово коих изъяснено с помощью самых ясных писаний, самых убедительных доводов и самых надежных свидетельств.
88. Приверженцы Иисуса так и не поняли сокровенного смысла сих слов, а знамения, коих чаяли и они, и вожди их Веры, так и не появились; потому они по сей день отказываются признать истинность тех Явлений Святости, что пришли после Иисуса. Сим лишают они себя излияний святой Божией благодати и чудес Его Божественного речения. Таково их низкое состояние в сей День — День Воскресения! Они не поняли даже, что когда бы каждый век знаки Богоявления выступали в зримом мире соответственно сказанному в известных преданиях, никто не смог бы отрицать их и отвращаться,— и как тогда отличены были бы благословенные от отверженных, а преступающие —от богобоязненных? Рассуди справедливо: когда бы пророчества, начертанные в Евангелии, исполнились буквально, когда бы Иисус, Сын Марии, сопровождаемый ангелами, снизошел на облаках с видимых небес, кто посмел бы не уверовать, кто посмел бы отринуть истину и преисполниться надменности? О нет, столь сильный ужас обуял бы тотчас всякого жителя земли, что ни одна душа не была бы в состоянии вымолвить и слова, а тем более — отринуть или признать истину. Из-за непонимания сих истин многие христианские богословы препирались с Мухаммадом, выражая свое несогласие следующими словами: «Если Ты действительно обетованный Пророк, отчего не сопровождают Тебя те ангелы, что предсказаны в священных Книгах наших, кои должны снизойти с Тем, Кто есть обетованная Красота, дабы служить Ему в Его Откровении и увещевать народ Его?» Всеславный так начертал их упрек: «Почему не послан Ему ангел, дабы быть вместе с Ним увещевателем?»1
89. Подобные возражения и разногласия не прекращались во всякой эпохе и в каждом столетии. Люди всегда предавались подобным благовидным рассуждениям, суетно возражая: «Почему же не появилось то или иное знамение?» Таковое несчастие постигло их лишь потому, что они следовали путями богословов своего времени и слепо подражали им в приятии или отвержении сих Сущностей Отрешения, сих святых и Божественных Личностей. Сии предводители, погрязшие в себялюбивых страстях и устремленные к преходящему и низменному, полагали сии Божественные Светила ниспровергателями канонов их знания и понимания и противниками их обычаев и суждений. Поскольку они буквально толковали Слово Божие, равно как и речения и предания Букв Единства, изъясняя их по собственному несовершенному разумению, они лишили себя и весь народ свой щедрых излияний от благодати и милости Божией. При этом они признают известное изречение: «Воистину, Слово Наше трудно, ошеломляюще трудно». В другом месте сказано: «Воистину, Дело Наше мучительно трудно и приводит в замешательство, не снесет его никто, кроме того, кто угоден небесам, или вдохновленного Пророка, или того, чью веру Бог испытал». Сии вероучители соглашаются, что ни одно из трех означенных условий не применимо к ним. Первые два условия, несомненно, недостижимы для них; что же до третьего, то очевидно, что никогда им не было дано выдержать испытание, посланное Богом, ибо при появлении Божественного Пробного Камня оказывалось, что они не более, чем ржа.
90. Великий Боже! Несмотря на признание ими истинности сего предания, вероучители сии, что и поныне сомневаются и препираются о богословских неясностях своей веры, мнят себя толкователями тонкостей закона Божиего и изъяснителями сущностных таинств Его святого Слова. Они уверенно заявляют, что те предания, кои возвещают приход ожидаемого Каима, еще не исполнились, хотя сами они не вдохнули благоухания смысла сих преданий и по-прежнему не ведают о том, что все предреченные знамения уже явлены, что стезя священного Дела Божиего открыта и что сонмы верных уже устремились с быстротой молнии по сей стезе, тогда как сии обделенные разумом богословы все еще ожидают узреть предсказанные знамения. Скажи: О глупцы! Ждите, как ожидают бывшие прежде вас!
91. Когда бы их спросили о тех знамениях, что должны были возвестить откровение и солнечный восход Завета Мухаммада, о коих Мы уже упоминали и ни одно из коих не исполнилось буквально, и когда бы их спросили: «Почему отвергли вы притязания христиан и приверженцев других вер и причислили их к неверным?», они, не зная, что сказать, ответили бы: «Книги сии искажены, они не исходят и никогда не исходили от Бога». Задумайся: слова самих стихов красноречиво подтверждают, что они от Бога. Подобный стих открыт также и в Коране, если вы из тех, кто разумеет. Истинно говорю Я: за все это время так и не смогли они уразуметь, что означает искажение писания.
92. В писаниях и речениях Зерцал солнца Мухаммадова Завета упоминаются «исправления от руки высших» и «подмены от руки надмевающихся». Однако сие касается лишь особых случаев. Среди них — история Ибн Сурийи. Когда народ Хайбара спросил средоточие Откровения Мухаммада относительно наказания за прелюбодеяние, совершенное женатым мужчиной и замужней женщиной, Мухаммад ответил: «По закону Божиему — смерть через побивание камнями». На что они возразили: «Нет такого закона в Пятикнижии». Мухаммад ответил: «Кого из ваших раввинов считаете вы признанным знатоком, обладающим надежным знанием истины?» Они согласились, что таковой есть Ибн Сурийа. Тогда Мухаммад призвал его и сказал: «Заклинаю тебя именем Бога, что разделил море для вас, ниспослал вам манну небесную и тучу, прикрывшую вас, что вывел вас от фараона и народа его и превознес выше всех людей, скажи Нам, что предписал Моисей относительно прелюбодеяния между женатым мужчиной и замужней женщиной?» Тот ответил: «О Мухаммад! Побивание камнями до смерти — вот закон». Мухаммад спросил: «Почему же тогда закон сей был отменен и потерял силу среди евреев?» Тот ответил: «Когда Навуходоносор предал Иерусалим огню, а евреев смерти, спаслись лишь немногие. Вероучители того времени держали совет относительно столь малого числа евреев и множества амалекитян и заключили, что если соблюдать закон Пятикнижия, то всякого уцелевшего от десницы Навуходоносора дулжно предать смерти по приговору Книги. Посему они полностью упразднили смертную казнь». Тем временем Гавриил вдохновил просвещенное сердце Мухаммада на такие слова: «Они искажают Слово Божие».1
93. Таков один из упомянутых примеров. В действительности «искажение» писания вовсе не означает того, что воображают глупые и жалкие ду-ши; иные из них утверждают даже, что иудейские и христианские вероучители удалили из Книги стихи, превозносящие и возвеличивающие лик Мухаммада, заменив их на противоположные. Сколь бессмысленны и лживы подобные речи! Может ли верующий в некое писание, считающий его богодухновенным, искажать его? К тому же Пятикнижие распространилось по всему лику земли, не ограничиваясь лишь Меккой и Мединой, посему невозможно было тайком подменить и исказить его слова. Напротив, искажение писания скорее означает то, в чем сегодня упражняется всякий мусульманский вероучитель, а именно: толкование священной Книги Божией в соответствии со своими праздными мечтаниями и суетными желаниями. А поскольку евреи во времена Мухаммада толковали стихи Пятикнижия, относящиеся к Его Явлению, по своему собственному произволу и не желали довольствоваться Его святыми речениями, то на них и пало обвинение в «искажении» писания. Вот так же и в сей день люди Корана исказили святую Книгу Божию в том, что касается знамений ожидаемого Богоявления, и истолковали ее, исходя из собственных склонностей и желаний.
94. В другом месте сказал Он: «Некоторые из них слышали Слово Божие, а затем, уразумев его, искажали его, хотя и знали сие».1 Сей стих указывает также на то, что смысл Слова Божиего был искажен, а не на то, что подлинные слова были заменены. Об истине сего свидетельствуют те, кто мыслит здраво.
95. Вновь в другом месте Он речет: «Горе тем, кто переписывает Книгу, искажая ее, а потом говорит: “Сие от Бога”,— дабы продать это за жалкую цену».1 Сей стих относится к вероучителям и вождям иудейской веры. Ибо вероучители сии, дабы польстить богатым, стяжать мирские блага и дать выход своей зависти и лжеверию, составили несколько трактатов, отрицающих притязания Мухаммада, а доводы свои подкрепляли такими свидетельствами, кои здесь даже не пристало упоминать, и уверяли, что сии доказательства извлечены из Пятикнижия.
96. Подобное можно наблюдать и сегодня. Узри, сколь многочисленны опровержения, выдвинутые неразумными вероучителями века сего против сего чудеснейшего Дела! Сколь ложно воображают они, будто сии клеветы согласуются со стихами священной Книги Божией и созвучны речам наделенных проницательностью!
97. Мы излагаем сие, дабы предостеречь тебя: если станут они утверждать, что стихи, в коих упомянуты знамения из Евангелия, искажены, если будут они отрицать их, приводя вместо них другие стихи и предания, знай, что слова их — явная ложь и сущая клевета. Конечно, «искажение» писания в том смысле, о коем Мы говорили, действительно происходило в ряде случаев. Мы привели несколько примеров, дабы для всякого проницательного ума стало очевидно, что иным необразованным святым Мужам дано было овладеть человеческой ученостью, дабы злонамеренный противник не мог утверждать, что некий стих указывает на «искажение» текста, подразумевая, что Мы говорим обо всем том по недостатку знания. К тому же большинство явленных стихов, свидетельствующих об «искажениях» Писания, относятся к иудеям, когда бы ты исследовал острова коранического Откровения.
98. Мы слышали также, что некоторые из глупцов земли утверждают, будто у христиан не существует подлинной книги Божественного Евангелия, ибо она вознеслась на небеса. Сколь прискорбно их заблуждение! Не разумеют они, что таковым утверждением тягчайшая несправедливость и жестокость вменяется в вину щедрому и любящему Провидению! Мог ли Бог после того, как Солнце красоты Иисуса скрылось от глаз народа Его и вознеслось на четвертые небеса, повелеть, дабы Его святая Книга, Его величайшее свидетельство для Его созданий исчезло вместе с Ним? Чего держался бы сей народ от времени заката Дневного светила Иисуса и до восхода солнца Завета Мухаммада? В каком законе обрел бы он опору и водительство? За что Бог, всесильный Мститель, принес бы сей народ в жертву гневу Своего отмщения? Ради чего Царь небесный подверг бы их бичам наказания Своего? И превыше всего: как мог бы прекратиться поток благодати от Всемилостивого? Как мог бы утихнуть океан Его нежной заботы? Мы ищем убежища в Боге от всего, что Его создания измыслили о Нем! Превыше Он их разумения!
99. Дражайший друг! Ныне, когда забрезжил свет немеркнущей Божией Зари, когда блеск Его святых слов «Бог есть свет небес и земли»1 осиял все человечество, когда незыблемость Его скинии возвещена Его святым речением: «Бог возжелал сделать Свой свет совершенным»2 и Десница всемогущества, несущая свидетельство Его: «В Своей горсти держит Он царство всего сущего», простирается ко всем народам и племенам земли, нам следует препоясать чресла усердием, дабы, милостью и щедростью Божией, вступить в небесный Град, именуемый «Воистину, мы от Бога», и пребывать в горней обители «И к Нему возвращаемся». Надлежит тебе, по Божиему изволению, очистить очи сердца твоего от мирского, дабы ощутить бесконечность Божественного знания и узреть Истину столь явно, чтобы не нуждаться тебе ни в каких доказательствах Его бытия или в доводах, подтверждающих Его свидетельство.
100. О усердный искатель! Когда бы ты воспарил в святую обитель духа, ты признал бы, что Бог явлен и вознесен превыше всякой вещи, так что и очи твои не узрели бы ничего, кроме Него. «Бог был один; не было никого, кроме Него». Положение сие столь возвышенно, что никакое свидетельство не в силах дать о нем представление и никакое доказательство не воздаст должное его истинности. Когда бы ты исследовал святую обитель истины, то нашел бы, что все постигается лишь светом Его признания, что Он всегда познавался и вовеки познаваем будет лишь через Него Самого. А если обитаешь ты в земле свидетельства, довольствуйся тем, что открыл Он Сам: «Разве не довольно им, что Мы ниспослали Тебе Книгу?»1. Вот доказательство, данное Им Самим; лучшего подтверждения нет и не будет вовеки: «Сие доказательство — Слово Его; Он Сам и есть свидетельство Своей истины».
101. А теперь взываем Мы к народу Байана, ко всем ученым, мудрецам, богословам и свидетелям среди них, дабы не забыли они заветов и увещеваний, явленных в их Книге. Во все времена да устремят они взор свой к основам Дела Его, дабы когда Он, Кто есть самая Сущность истины, сокровенное Бытие всякой вещи, Источник всякого света, будет явлен, не стали бы они держаться за отдельные высказывания Книги и не причинили бы Ему того, что было содеяно в Эпоху Откровения Корана. Ибо истинно властен Он, Царь Божественного Могущества, единой буквой дивных слов Своих погасить дыханье жизни всего Байана и народа его и одной же буквой даровать ему новую и вечную жизнь, побудив его восстать и поспешить из гробов желаний, суетных и себялюбивых. Внемлите и бодрствуйте; помните, что все сущее находит свое завершение в вере в Него, в достижении дня Его и в приобщении к Его Божественному присутствию. «Благочестие не в том, чтобы обращать вам лица свои к востоку или западу, но благочестивы те, которые веруют в Бога и в Последний День»1. Склоните слух, о люди Байана, к истине, к коей Мы призываем вас, да обретете убежище под сенью, распростертой в День Божий надо всем человечеством.
Конец первой части

start page single page chapter 2 next chapter
Back to:   Bahá'í Writings Books
Home Site Map Forum Links Copyright About Contact
.
. .